Психоанализ и системные расстановки

Все публикации / Просмотр публикации

Психоанализ и системные расстановки
 

Взаимоотношения психологов-профессионалов, представителей разных школ и направлений всегда были непростыми. Словосочетания «взаимная неприязнь», «обесценивание» и «охота на ведьм» – даже на один процент не отражает всего накала страстей.  Психоаналитики в своё время «забанили» Берта Хеллингера после его выступления на психоаналитической конференции, посвященного Артуру Янову и его терапии первичным криком. Мой начальник как-то многозначительно сказал мне такую фразу: «Расстановки пока еще… не запретили!»

С методом системных расстановок (так по простому называют системно-феноменологический подход как одну из модальностей психотерапии) такая же история. Специалисты НЛП видят в расстановках «сплошное НЛП», гипнотерапевты – видят сплошной гипноз (и не только эриксоновский, но и директивный). Телесно-ориентированные терапевты видят в расстановках один из своеобразных видов телесной работы – работу с телесными образами. Процессуальщики – видят в расстановках большой процесс. И так далее и тому подобное.

А всё почему? Потому что изначально Берт Хелленгер использовал в расстановках всё, что знал и умел (а учился он очень многому), для того, чтобы трансформировать ситуацию клиента к лучшему. Изначально расстановочная сессия стала удобной упаковкой самых разных терапевтических подходов. Она изначально была интегральной по своей сути.

Аналогий интегральности и ситуативного решения задач в мире множество. Мы же не питаемся одними макаронами, нам еще соус подавай. Мы же не делаем хирургические операции одним скальпелем. Нужны и иголка, чтобы швы накладывать. Мы для разных нужд используем разные инструменты – зимой сани, летом телегу.   

И мне в разных модальностях психотерапии приятнее искать не различия, а сходства. А сходства эти буквально завораживают! На самом деле мы все занимаемся одним святым делом! И нам нужно дружить друг с другом!  

Сегодня затронем сходства системных расстановок и психоанализа, опираясь на прекрасную статью прекрасного психоаналитика и системного расстановщика Альбрехта Мара.

 

Кстати, именно он сделал мне первую в моей жизни расстановку в 2008 году. Именно он, посмотрев на происходящее в рабочем поле расстановки, сказал своё сакраментальное: «Я здесь ничего не понимаю!» Именно в этот момент я поверил, что смогу быть расстановщиком. Я ведь тоже в любой критический момент расстановки смогу повторить этот филигранный ход конем.

Сходство первое. И в психоанализе и в системных расстановках терапевт стремится материал, по тем или иным причинам вытесненный в бессознательное, вернуть в сознание клиента. Решение этой задачи позволяет высвободить поистине колоссальный ресурс, который направлялся на обслуживание этого вытеснения, и направить его на удовлетворение актуальных потребностей личности. На обучение психоанализу, например.  

Сходство второе. И психоанализ и системные расстановки видят целью работы с клиентом восстановление его психического здоровья и адекватного поведения в социуме. Человек, осознавший внутренние конфликты, трансформировавший негативные связи (переплетения) с предками становится вновь «способным к любви, наслаждению и работе».    

Сходство третье. Психоаналитик извлекает материал бессознательного из потока свободных ассоциация клиента, интерпретирует его для клиента так, чтобы этот материал стал удобоваримым и понятным для клиента. В идеале клиент психоаналитика в процессе множества сессий постепенно обучается самостоятельно интерпретировать свои сны, оговорки, описки, ошибки, симптомы.  

Расстановщик тоже помогает понять материал бессознательного, в той или иной степени наглядности представленный в образе расстановки через заместителей, тоже интерпретирует, тоже пытается объяснить извлеченную информацию так, чтобы клиент это принял без сопротивления, принял с пользой для себя. В своих толкованиях-интерпретациях расстановщик опирается на профессиональный и личный опыт, интуицию, фокус на запросе клиента, на актуальную проблемную ситуацию жизни клиента. Это помогает попасть в яблочко.

И в психоанализе, и в системных расстановках последнее слово остается за клиентом. Только он решает, соответствует ли интерпретация его реальной ситуации, его запросу или нет.  

Сходство четвертое. Позиция психоаналитика (открытость потоку информации и свободных ассоциаций клиента без предпочтений по части содержания) и позиция расстановщика (уважительное внимание каждому проявляющемуся в расстановке феномену или роли без осуждения и ангажированности) очень близки. И там и там, терапевт вместе с клиентом завороженно и внимательно смотрят на тайну, на содержание бессознательного клиента, относясь к любой находке как подарку небес, как к сокровищу. Ведь бессознательное намного больше сферы сознания. И бессознательное нам терапевтам ничего не должно и не обязано раскрывать свои тайны.     

Сходство пятое. Перенос – одно из центральных понятий в психоанализе – это проживание клиентом прошлых чувств в настоящем. Например, невыраженные агрессивные чувства к отцу, клиент может перенести на психоаналитика. Иногда довольно ярко и шумно, и даже небезопасно для аналитика.      

В расстановке любые не выраженные ранее чувства самого клиента (личный биографический материал), а также невыраженные чувства его предков и членов семейной системы проживаются иногда также шумно и ярко. Расстановщику приходится вводить специальные правила для заместителей, чтобы обеспечить безопасность выплеска подобных чувств друг на друга.   

Сходство шестое. Насчет контрпереноса – любых переживаний терапевта в ответ на перенос клиента – единого мнения у психоаналитиков не сформировалось. Фрейд считал это помехой анализу. Некоторые расстановщики, например, Якоб Шнайдер, тоже предлагают обходить феномены контрпереноса и сразу переходить к сути системной динамики.   

В отношении контпереноса, я поддерживаю мнение Альбрехта Мара как психоаналитика и системного расстановщика с многолетним стажем. Реакция терапевта на все, что происходит с клиентом (как на психоаналитической сессии, так и в расстановке), это ценнейший материал для анализа клиентской ситуации. Расстановщик, запустив работу расстановки, сам превращается в основного заместителя. Его заместительское восприятие – полная аналогия контрпереноса психоаналитиков. И через расстановщика, как и через других заместителей проходит ценнейшая информация. Информации все равно через кого проходить, через кого себя презентовать. Был бы проводник хороший. А расстановщик по определению хороший проводник. Он дольше других заместителей тренировался чувствовать поле и дольше большинства присутствующих прорабатывал свои личные травмы и внутренние конфликты. Он сидит рядом с клиентом, хорошо его чувствует. Он общался-беседовал с клиентом больше. Ему и все карты в руки.

По большому секрету скажу так. Мои наблюдения показывают, теснейшая связь клиента и терапевта возникает с момента записи на расстановку. Бывали случаи, что записавшись на расстановку за неделю, клиент затем отменял сессию под таким предлогом:

  • Юрий, вы мне приснились, и сделали мне во сне отличнейшую расстановку. У меня всё прояснилось, я совершенно счастлив. Проблема снята полностью.     

  • Юрий, как только я вам позвонил и записался, со мной начало происходить что-то невероятное. Одним словом, проблемы у меня больше нет.

Если в ходе расстановочной сессии терапевт начинает испытывать весьма непростые чувства к клиенту (чувства контрпереноса), нужно всего-навсего не прятать это до поры, а честно их с клиентом обсудить.

Например, можно сказать, обращаясь к клиенту:

  • «Дорогой клиент. Это совершенно невероятно. У меня прямо сейчас возникло жуткое напряжение, очень сильный страх. Мне в какой-то момент захотелось сбежать отсюда, чего я, конечно, не сделаю. Но это по меньшей мере странно, и меня это очень интересует. Вам это о чем-то говорит?»
  • «Дорогой клиент. Я уже несколько минут чувствую очень сильную злость. Я на этой злости мог бы просеку в лесу сделать голыми руками. Это действительно очень мощная энергия! У меня есть гипотеза, что ваши переживания и эта моя злость, как-то связаны с вашей проблемой. На что это похоже?».

Очень важно в этот момент обсуждения создать у клиента ощущение безопасности. «Не я против тебя, а мы вместе против проблемы».

Да это же конфликтология в чистом виде! —  скажут конфликтологи. И снова будут правы.

В процессуальной терапии, эти чувства из контрпереноса терапевта тоже обыгрываются как часть процесса, как одна из полярностей, содержащейся в ситуации. Если процессуального терапевта прямо во время сессии непреодолимо сморило в сон, он сполз со стула на пол, и почти захрапел (ощущение было такое, что весь он как мёртвый, как в наркозе), в этот момент клиент смог осознать энергии ярости, вплоть до убийства, которыми он был переполнен «по бантик». Он подбежал к лежащему терапевту и сказал: «Я не хотел… Я не хотел, чтобы вы умерли». А затем между ними произошла самая плодотворная сессия с момента начала их совместной работы.

***

Итак, подведем итоги.

Не ищите то, что нас разделяет.

Ищите то, что нас связывает.

Ищите то, в чем мы похожи.

И счастье тут же окажется где-то рядом!