Просить и помогать можно по-разному

Все публикации / Просмотр публикации

Упражнение родилось из идеи Светланы: «Не могу признаться, что нужна помощь, попросить, принимать помощь других людей.

Есть одна важная вещь. Вот живет себе человек. И дет по жизни смело. Идет по любой уникальной траектории.

И постепенно очень многое учиться делать сам. Сам себя обслуживать. Сам себе зарабатывать. Сам себе пищу готовить. Сам. Сам. Сам.  

Некоторые психотерапевты и психоаналитики считаю, что траектория взросления – это линия от роли пассивного объекта желаний матери (она захотела ребенка родить) к роли самостоятельного творца своих желаний и своей жизни (сам хочу, сам реализую, сам наслаждаюсь результатами и последствиями). Чем более зрелый человек, тем более он самостоятелен.

Другими словами самостоятельность – дело хорошее и полезное. Спросите любого терапевта, в чем заключается одна из основных целей терапии? Развивать самостоятельность человека.

Давайте разберемся, что происходит, когда самостоятельный человек вдруг вынужден попросить у кого-то помощи. Что происходит с его самостоятельностью? Вернее, что происходит в его ощущением себя как самостоятельного человека? У некоторых людей после просьбы о помощи восприятие себя как самостоятельного сильно страдает. Как будто обратившись за помощью он приносит свою самостоятельность в жертву, уничтожает образ себя как самостоятельного и становится зависимым от помощи других. Из крутого превращается в просителя, слабого, зависимого, нуждающегося.

И тот кто оказывает помощь (родственник, друг, начальник, эксперт, умелец, профессионал) тоже попадает в искушение – попасть в роль сильного, обладающего определенной властью над просителем. Наконец-то подвернулся случай получить особые моральные дивиденды от просителя, и от своей роли спасателя, эксперта, помощника. И это вопрос власти, корысти, самолюбия, манипуляции и т.д.

В чем может лежать причина такого феномена?

Одним из ответов может быть детская травма. Если ребенку каждый раз, когда приходилось просить у жестких и манипулятивных родителей чего-либо (например, мороженное), ему приходилось буквально вымаливать, унижаться, пресмыкаться, заслуживать это благодеяние со стороны родителей. Результатом такой детской ситуации является с одной стороны, что у человека нет другой модели поведения (униженный проситель и высокомерный властный манипулятивный помощник), а с другой стороны, любая необходимость просить другого о помощи отсылает его к детской боли, и он всячески защищается от этого, стараясь не обращаться за помощью к другим. Когда к такому, травмированному в детстве, человеку обращаются за помощью, его может кидать из крайности в крайность, в сторону другого полюса.  «Наконец-то настал мой час. Вот сейчас я свою гордыню потешу, уж я извлеку моральную выгоду. Помощь другим превращается для него в подпитку для самого себя».  

 

Роли в упражнении

Первый этап: Взаимодействие в процессе оказания помощи травмированных людей:

Роли: Униженный проситель — высокомерный «помогатель».  

Второй этап: Взаимодействие в процессе оказания помощи здоровых взрослых целостных людей:

Роли: Целостный взрослый проситель — Целостный взрослый помощник.

 

Фигуры:

  • Хозяин ситуации.
  • «Проситель» и «помощник» в рамках первого этапа (высокомерно-уничижительные качели).
  • «Проситель» и «помощник» в рамках второго этапа.

Ход упражнения:

Хозяин ситуации вспоминает ситуацию из жизни, когда ему было трудно попросить помощи, где он либо очень неловко чувствовал себя в роли просителя, либо в роли помощника.

Хозяин ситуации назначает заместителей на роли «просителя» и «помощника» и получает обратную связь от этих фигур. На этом первый этап упражнения заканчивается.  

Затем хозяин ситуации добавляет к первоначальным фигурам две дополнительные ресурсные фигуры – ресурс целостности. Фактически, присоединение ресурсных фигур означает, что обе фигуры вышли из детских травм и стали фигурами: «Целостный взрослый проситель» — «Целостный взрослый помощник». И получает от первоначальных фигур обратную связь.

Цель упражнения: Заметить, почувствовать, ощутить, услышать различия позиций просителя и помощника на двух разных этапах.

В идеале это создаст эталон, образец для формирования новой привычки, возможность сравнивать своё повседневное поведение в обмене и взаимопомощи с другими людьми с наглядными критериями.

Важно: Это может стать полезной прививкой. Если в упражнении хозяин ситуации почувствует хотя ы небольшую разницу между этими двумя примерами, ваш мозг может сделать вывод, что просить помощи – это нормально, и помогать тем, кто обращается к вам за помощью – это тоже нормально.

Возможно, всплывут важные подсказки о том, что надо делать каждому из нас, чтобы оказаться в ситуации приятного взаимообмена.

Допустим, чтобы помогать, человек не должен нуждаться во власти над другим человеком, над просителем.

Когда человек не полный, не целостный, и к нему другой обратился за помощью, он может за счет этого просителя себя «ремонтировать». Свой дефицит за счет просителя компенсировать. Шпаклевать, штукатурить, наполнять, насыщать. Раз ты ко мне обратился – я тобой попользуюсь.

Поэтому мы и назовем в упражнении ресурс, который мы подставим фигурам – целостность и полнота. Обладая таким ресурсом, помощнику не надо лечить себя за счет просителя.       

Важно. Надеюсь еще одной дополнительной полезной опцией данного упражнения будет то, что, вы научитесь лучше отслеживать реакции и поведение помощников, к которым обращаетесь за помощью. Это поможет вам лучше принимать решения – стоит или не стоит к ним обращаться за помощью в следующий раз.   

***

Обсуждение

  • В данном упражнении я поначалу чувствовала себя лишней. Я в роли просящего никогда не выступаю. Не умею. Но ковырнули. Буду просить, буду помогать по-новому.
  • Я поняла, что во мне очень много ребенка. Поняла, что у меня гордыня из всех щелей лезет. И как важно просить правильно. Просить нужно. Обязательно нужно. Просящему воздастся.
  • Уметь просить – это талант.
  • В первом из эпизодов проситель манерой своей просьбы просто оттолкнул меня как помощника. Как будто помощник просто должен, просто обязан ему помочь. Я после этого в роли помощника зависла. Сразу полный ноль. Не знаю, что делать. А когда ресурс мне как помощнику добавили, смотрю я на такого просителя и понимаю, что ему надо просто подрасти. Подрастет, всё поймет.  
  • В другом эпизоде просящий выставил щит: «Я равный. Я прошу, но я равный». И ты, как помощник видишь, что он не просит. Ему надо, но он не просит. Очень интересное наблюдение.
  • Я не думала, что это связано с детской травмой. Но когда папа как ресурс оказался рядом, это открывает доступ к счастью. Папе ничего не стоит своему ребенку дать. Он рад это сделать. И тогда ты можешь просить у других в этом мире так же легко. То, как папа дает ребенку, это становится моделью поведенья, которая тиражируется на весь мир и всех людей.
  • Выяснилось, что я просить не умею. Все приятно, позитивно и познавательно. Хотелось бы научиться не пускать в свою жизнь тех, кто хочет воспользоваться. Я думаю, это тренируется. Я в этом оптимист.
  • Упражнение полезное. Мне удалось протестировать одну мою ситуацию. Я поняла, с чем мне нужно работать.
  • Для меня это упражнение стало диагностикой. Есть с чем работать в этом направлении.
  • Для меня подобные упражнения помогают собирать пазл картины мира. Я начинаю понимать, что происходит. И на основе понимания происходит балансировка. Безумные качели, метания из крайность в крайность прекращаются. Приходит осознание, понимание, и начинается жизнь не с позиции Красной Шапочки в темном лесу, а с позиций человека разумного.
  • У меня с умением просить всё хорошо. Я скорее кого-то попрошу, чем сама буду делать. Находясь в роли просителя в ситуации другого человека, я узнала себя в детстве, и с огромной радостью осознала, что я этот этап в своей жизни переросла.
  • Я одна из тех людей, у кого вообще нет проблем, чтобы попросить. Мне это легко и приятно. И для меня это всегда взаимовыгодно. И упражнение это еще раз показало.
  • Я думал, что у меня нет проблем с просьбами. Но мне показали, что если ты уж просишь, не нужно этого делать формально. Нужно вложить в эту просьбу искренность и энергию. Тогда всё идет очень легко.
  • В первом эпизоде между двумя людьми получился очень большой контраст. С добавлением ресурса – получился простой обмен. Я тебе могу помочь водном. Ты мне можешь помочь в другом. Просто и легко.
  • У меня иногда есть ощущение, что когда я прошу у кого-то, я делаю это с позиции снизу. И никому это «снизу» невыгодно, никому это не нужно. Это смотрится очень жалко. Хочется денежку как нищему кинуть и пойти дальше.
  • Я поняла, что я вообще ничего не прошу, потому что для меня это подобно смерти. Я молчу и не прошу ничего. А на втором этапе – это на равных, это партнерство. Много энергии, много игривости. Я в ресурсе. Я себя хорошо почувствовала.     
  • Я почувствовала, что партнеры, которые правильно помогли друг другу, могут стать друзьями. Вспышка эмоций прошла, улеглась. И после этого можно о личном поговорить. Это совершенно новый, очень красивый слой отношений.  

 

 В центре семейного консультирования «ОЛЬВИЯ» 
расстановки каждый день! 

***

тел. 8-905-565-66-55 скайп: yury2266880, e-mail: karpenkov12470@yandex.ru
расписание центра «Ольвия» смотрите на сайте www.olvia-center.ru