Усиление симптома. Процессуальная работа.  

Все публикации / Просмотр публикации

 

На своих семинарах Арнольд Миндел просил клиентов усилить сигнал их симптомов. Нужно всего лишь заметить, в каком канале этот симптом проявляется, стучиться в сознание человека, и развернуть, усилить этот симптом в том канале, в каком это происходит (зрение, слух, внутреннее ощущение, и др).

Что клиент чувствует, ощущает в своем теле? Допустим, клиент отвечает: «Я чувствую, как сердце выпрыгивает у меня их груди». Как клиент может это усилить? Можно сконцентрироваться на ощущение пульсации в груди. Или на пульсации в кончиках пальцев, или на шее, как больше захочется. Можно выделить это ощущение и усилить его.  
Добавить амплитуды. Сделать движение или жест с усилием. Сделать движение замедленно и с усилием. Распространить ощущение, возникшее в одной части тела на другие части тела. Можно сосредоточиться на локальном ощущении и распространить его все остальное тело. Нужно позволить ощущению занять как можно больше места в теле. И делать это до тех пор, пока человек полностью не сольется с этим ощущением, не прочувствует его до глубины.

Этот простой прием поможет осознать свой симптом, может обеспечить доступ к эмоциональным переживаниям, которые с ним связаны, а может привести в точку биографической травмы, откуда изначально всё началось. Таким образом осуществляется осознавание и интеграция всего материала, связанного с симптомом.

Как только послание симптома интегрировано, симптом сам по себе больше не нужен.

***

Приведу пример из практики работы.

Женщина, назовем её Златой (имя и детали ситуации клиента изменены для соблюдения конфиденциальности) познакомилась с интересным мужчиной. После нескольких встреч, выяснила, что мужчина женат, и тут же прекратила с ним всякие отношения. Уводить женатого из семьи для неё было недопустимо. Прошло полгода. Мужчина обрывал телефон. Она не отвечала на пропущенные. Наконец случилось «чудо для Золушки». Принц нашел её. И не просто нашел, а переехал в её квартиру с всеми своими вещами. Ушел, отношения с бывшей женой прекратил полностью, развелся. «Радуйся, дорогая, драгоценная, любимая. Только ты одна в моём сердце теперь!» Женщина его приняла. Поженились. Живут.

Но сразу же начались интересные приложения к новому счастью. Почти каждый день её новоиспеченный муж, ездил к детям, в квартиру бывшей супруги. Бывали случаи, задерживался до поздней ночи. Это буквально изводило Злату. Она описывала своё состояние так: «Меня после каждого его визита к детям трясет как сломанный пропеллер, места себе не нахожу. Он совсем про меня не думает. Впечатление такое, что его дети и его прошлая жизнь для него на первом месте. А я для него не на втором, и даже не на десятом».

На самом деле, это действительно выглядело странно. Как будто она впустила к себе в дом мужчину, никак не обсудив с ним условия совместного проживания. У него были свои представления об этом, у неё — свои. Но эта проблема решаемая. Не успели обсудить раньше, можно обсудить позже и договориться. Но вот тут и всплыло главное. У Златы не было сил даже обсудить эти важные вопросы. Её трясло, её ломало, а высказать своему мужчину претензии, проявить настоящие чувства она не могла. Не могла от слова «совсем».

Первым шагом в работе с данной ситуацией был следующий. Терапевт попросил Злату показать, как её трясет от такого поведения мужа. Она начала трясти кистями рук, как будто стряхивала с них что-то. Терапевт попросил сделать это движение руками намного медленнее, в десять раз медленнее и с дополнительным усилием, как будто руки двигаются не в воздухе, а в очень густом киселе. И буквально через несколько секунд женщина заплакала горючими, очень детскими слезами.

«Я вспомнила, как я маленькая вечно ждала возвращения родителей с работы. Они возвращались с работы очень поздно. На улице темно… А квартира наша была на первом этаже. Я смотрела на огромное количество людей, идущих по тротуару мимо, на их темные силуэты на фоне вечерней синевы, пытаясь угадать шаги папы или мамы. И когда они приходили, меня срывало в крик и плач, а они раздраженно награждали меня подзатыльниками, быстро ужинали и утыкались в телевизор… «Ты уже взрослая, должна понимать… Мы устали, нам нужно отдохнуть, нам нужна тишина… Замолчи. Замри. Иди в свою комнату…».             

Дальше терапевт применил приёмы работы с детской травмой. Агрессию и обиду выразили. Утешили, успокоили плачущего, травмированного ребенка. Насытили его массой разнообразных ресурсов. Защитно-оборонительно-выживающую часть личности ребенка перепрограммировали, дали новую задачу. Интегрировали все части заново. «Теперь я такая, новая».

Результат: Уверенность, прекрасная опора на ноги, гордая осанка, прямой взгляд перед собой.

Данная работа – пример, сочетания в терапевтической сессии технологий из различных модальностей психотерапии. Были использованы элементы расстановочной и процессуальной работы, работы с детской травмой.

7-10 ИЮНЯ 2018 г. в центре ОЛЬВИЯ
Швейцарская сертификационая программма по процессуальной работе
ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ РАБОТА В МОСКВЕ = НОВЫЙ ЦИКЛ ! http://pw-center.ru/